Перестать бояться

Вернуться назад
  • LGpewKn0JJ0
  • AVjuKvHz4qM
  • Em9wMosMsCs
  • YDUCwWkfFVI
  • Smm1byLpfKc
  • NnOKltxsDGg
  • 9O5ZmzF1eEY
  • Uw-hHmkwWLU
  • 1VNlh4cPeCI

«Мы немножко привыкли к мысли о том, что детские страхи несерьёзные, но когда ты сам ребёнок, страхи вовсе не кажутся тебе смешными».

Недавно в Новой школе проходил интенсив «Детский лагерь Arzamas», участники которого вместе с режиссёром Полиной Стружковой, драматургом Любой Стрижак, художником Этель Иошпа и хореографом Натальей Шургановой поставили спектакль о детских страхах. Проект курировала Марфа Горвиц.

В основу вербатима легли рассказы детей — участников интенсива — о том, какие страшные сны им снились. Ребята делали упражнение: рассказывали друг другу о своих страхах, а потом пересказывали чужие от своего лица. Нарисовали своих внутренних монстров на картоне и с их помощью сделали спектакль о страхах и страхах страхов (то есть о том, чего боятся дети и чего боятся их монстры). Получилась арт-терапия.

Мы решили разобраться, откуда берутся детские кошмары, почему они есть у каждого ребёнка и как помочь ему от этих страхов избавиться.

Полина Стружкова:
В детстве у меня был очень страшный сон, я помню его лучше всего. О том, что все мои близкие и друзья — мама, папа, брат, тётя, подружки-соседки, друг из класса — стоят вокруг меня и вдруг снимают свои лица, как маски, а под ними головы монстров, и все они смеются, потому что только притворялись, что любят меня, а я повелась. Я была совсем маленькой, мне кажется, было лет шесть. Но кажется, я до сих пор боюсь примерно того же.

Люба Стрижак:
У меня есть топ из детских кошмаров: про то, что с мамой происходит плохое, что я погибаю. Образы монстров, которые мне снились, мне кажется, я могу нарисовать прямо сейчас. Это достаточно сильные бессознательные штуки, которые на самом деле вот уже сколько лет со мной.

Полина Стружкова:
Сны — это такая удивительная штука! Мы сразу начинаем как бы про наше подсознание говорить, не фильтруя, не отбирая, чего «можно» бояться, а чего нельзя. Поэтому мы решили на снах и сконцентрироваться. Хорошо бы этот спектакль о страхах стал началом разговора между детьми и взрослыми. Оказывается, дети знают, что такое настоящий страх и ужас — он как бы существует вне возраста, он шире: страх потери, неизвестности, вторжения, разрушения моего мира, страх одиночества и бессилия и много-много всего ещё. Но мы очень стесняемся об этом говорить. А ведь говорить, проговаривать, обсуждать свои страхи — это самое важное.

Люба Стрижак:
В спектакле звучит текст детей: чего боюсь я, а чего боится мой страх. И детские монстры боялись разного: как чего-то конкретного (воды, газового баллончика), так и абстрактного, философского (монстр боится прошлого или неизвестности). А мне больше всего нравились монстры, которые боялись сами себя или стать обычными. Мне кажется, это про нас самих: мы больше боимся себя и ощущения страха, чем какой-то реальной проблемы.

Полина Стружкова:
Нарисовать свой страх, придумать, чего боится он сам, да просто говорить про свой страх — у всего этого есть терапевтический эффект. И мы, конечно, думали об этом, но он не был целью. Скорее мы очень аккуратно выбирали способы работы, чтобы если и будет эффект, он всегда будет направлен в терапевтическую, а не разрушающую сторону.

Люба Стрижак:
Возможно, дети даже не осознали игру в спектакле как опыт преодоления страха. Но мне кажется, что это всё-таки произошло, когда они делились ощущениями и когда проживали их на сцене в компании сверстников. Важно, что дети не остались наедине со своими переживаниями, а дали им возможность куда-то вылезти. Потому что это не осталось с ними как что-то страшное и стыдное, о чём нельзя говорить. Проговорённый страх обесценивается.

Мария Карлова, психолог Новой школы:
Есть несколько советов, как родители могут помочь ребёнку справиться со страхом:
— воспринимать страх серьёзно, каким бы невероятным он ни казался взрослым;
— прежде чем говорить с ребёнком, важно оценить своё состояние, готовность и возможности говорить об этом, в противном случае лучше делегировать специалисту;
— не учить детей бояться — часто страхи транслируют детям взрослые;
— подумать, чем страх может быть полезен (страх помогает заботиться о нас, это природный механизм выживания);
— предложить нарисовать свой страх, потом можно трансформировать рисунок: дорисовать забавные детали, «запереть» страх в клетку и др.;
— можно почитать или послушать детские страшилки и обсудить с ребёнком, делая акцент на том, что бояться — это нормально, что у страха есть эмоциональная составляющая, физиологическая (сердцебиение, дыхание, дрожь);
— придумать сказку или историю, где с персонажами происходят схожие явления и есть позитивный выход;
— если ребёнок интересуется страшилками, хоррорами, мистическим и необъяснимым, не стоит запрещать, это возможность в безопасной среде пережить опыт, с которым в жизни ребёнок может не справиться, поддержите его в этом;
— можете использовать пример из «Гарри Поттера», когда дети учатся справляться с боггартом, принимающим вид самого сильного их страха.

Фото: Анна Шмитько.

Адрес

Мосфильмовская 88, к. 5